Вход/регистрация

Соловьев-Седой, который не влезает в кроссворды

К числу знаменитостей-любителей кроссвордов можно, безусловно, отнести и одного из самых значительных композиторов-песенников в России XX века Василия Соловьева-Седого, автора бессмертных «Подмосковных вечеров» и «Тальяночки». О том, для чего и как маэстро использовал крестословицу, мы знаем из воспоминаний его учеников Владимира Константинова и Бориса Рацера, опубликованных однажды в журнале «Крокодил». Позволим себе привести здесь отрывки этого текста.

«Только-только закончилась Олимпиада в Риме, а мы уже написали про нее пьесу «Олимпийские звезды». Тогдашний главный режиссер Ленинградской музкомедии Юлий Хмельницкий рискнул познакомить с нею самого Соловьева-Седого. «Я знаю, что Вася недавно был в Риме, - сказал он, - к тому же любит спорт и начинающих авторов».

Восторгу нашему не было предела! Подумать только: музыку к нашей пьесе будет писать живой классик! Автор знаменитых песен, которые пела вся страна, лауреат, депутат – все это повергло нас в благоговейный трепет.

Фонтанка, сто тридцать шесть… Теперь на этом доме мемориальная доска, и, проходя мимо, мы каждый раз вспоминаем нашу первую встречу.

Василий Павлович восседал в высоком кресле за массивным письменным столом, а напротив, на низенькой тахте, сидели начинающие драматурги. Раскрыв лежащий рядом с нашей пьесой журнал «Огонек», он неожиданно спросил: «Стихийное бедствие из шести букв?», - «Ураган», - робко подсказали мы. – Подходит, - сказал композитор. – А остров в Средиземном море из пяти?»… Через полчаса общими усилиями кроссворд был решен. И как-то незаметно исчезло напряжение, мы перестали ощущать значительную разницу в возрасте и еще более значительную – в общественном положении. Потом без всяких предисловий, Василий Павлович сел за рояль и стал что-то играть. Это «что-то» оказалось первой арией нашего героя… Тогда затея с кроссвордом показалась нам причудой знаменитого человека, но теперь-то мы понимаем, что это была педагогическая мудрость.

(…) Юмор, жизнерадостность он ценил в людях больше всего. Последний раз мы виделись в Комарово, когда Василий Павлович был уже тяжело болен. Его жена, Татьяна Давыдовна, предупредила нас: «Ни слова о болезни – только веселое, только смешное!»

Мы много смеялись в тот вечер, и, если честно, заводилой был сам больной. А в конце решали традиционный кроссворд, в котором по воле случая попался и такой вопрос: «Известный композитор, первая буква «С». «Увы, это не я! – пошутил Василий Павлович. – Моя фамилия в кроссворды не влезает: двойная, да еще с тире. Знал бы – остался при своей фамилии Соловьев… Попал бы в кроссворды, стал бы знаменитым!»

Мы захохотали, но смех наш заглушил многоголосый хор: очередная экскурсия пела у забора «Подмосковные вечера»…

«Крокодил», 1996, №7

Последние новости

Вход


или
Зарегистрируйтесь
ВХОД

или